Суд Нидерландов отменил решение по делу экс-акционеров ЮКОСа на $50 млрд | Новости 24/7

Бизнес

Суд Нидерландов отменил решение по делу экс-акционеров ЮКОСа на $50 млрд

Верховный суд Нидерландов отменил решение по делу бывших крупнейших акционеров ЮКОСа, которые требовали от России компенсации на $50 млрд. Теперь дело возвращается на повторное рассмотрение в апелляции

Новости 24/7 | Новости политики, экономики, информационных технологий, спорта, авто и недвижимости

Верховный суд Нидерландов отменил решение международного третейского суда, который летом 2014 года присудил бывшим крупнейшим акционерам ЮКОСа компенсацию на сумму более $50 млрд плюс выплату процентов (с тех пор их накопилось уже около $10 млрд). Это следует из пресс-релиза суда, опубликованного в пятницу, 5 ноября.

Россия обжаловала решение третейского суда, но в 2020 году апелляционный суд Гааги его восстановил. Это решение и оспаривала Россия в Верховном суде, подав кассационную жалобу.

Верховный суд поддержал один из пунктов кассационной жалобы России, отклонив остальные возражения, в том числе касающиеся неподсудности этого дела гаагскому третейскому суду. Но кассация посчитала, что по процессуальным причинам Апелляционный суд Гааги ошибочно проигнорировал аргумент Российской Федерации о том, что акционеры ЮКОСа предположительно совершили мошенничество в арбитражной процедуре, и поэтому не вынес по этому поводу решение по существу. По этой причине вердикт апелляционного суда не может оставаться в силе, сделала вывод высшая судебная инстанция Нидерландов.

Теперь дело передано в Апелляционный суд Амстердама для слушания и повторной оценки по соответствующему вопросу. РБК направил запрос в Верховный суд Нидерландов с просьбой уточнить, какой именно из аргументов России в кассационной жалобе он поддержал, а также запросил пресс-службу Генпрокуратуры (представляет интересы России в этом деле) и гибралтарскую компанию GML (представляет интересы бывших мажоритарных акционеров ЮКОСа).

Как шли разбирательства

В 2005 году компании Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum (по данным российской стороны, представляют интересы, в том числе, Леонида Невзлина, Михаила Брудно и Владимира Дубова), владевшие около 70% ЮКОСа, инициировали арбитражное разбирательство в Постоянном третейском суде в Гааге (межправительственное учреждение, созданное в 1899 году). В 2014 году третейский суд постановил, что Россия незаконно экспроприировала инвестиции истцов, и присудил им беспрецедентную компенсацию в $50 млрд, которую российские власти выплачивать отказались. К 2021 году эта сумма с учетом накопившихся процентов приблизилась к $60 млрд.

Еще на стадии арбитражных разбирательств Россия утверждала, что третейский суд не обладал юрисдикцией по рассмотрению спора на основании многостороннего Договора к Энергетической хартии (ДЭХ), к которому прибегли истцы. Россия подписала этот договор в 1994 году, применяла временно, но не ратифицировала из-за возражений Госдумы, а в 2009 году официально вышла из ДЭХ.

В конце 2014 года Россия начала судебный процесс в Нидерландах, чтобы аннулировать решение Постоянного третейского суда. В апреле 2016 года Окружной суд Гааги встал на ее сторону и отменил это решение. Но в феврале 2020 года Апелляционный суд Гааги его восстановил. Решение Верховного суда Нидерландов — третья и высшая инстанция в споре в рамках голландской судебной системы. Теперь спор возвращается на предыдущую стадию — в апелляцию.

Как Россия обосновывала свою позицию

В жалобе, поданной в мае 2020 года в Верховный суд Нидерландов, Россия заявила восемь оснований для отмены решения апелляционного суда. Часть из них относится к юрисдикционным аспектам (у арбитража в Гааге не было компетенции рассматривать этот спор), часть — к предполагаемым процедурным нарушениям в работе третейского суда, и часть — к «злоупотреблениям и коррупции» бывших мажоритарных акционеров ЮКОСа.

Ключевым является довод о том, что Россия в свое время не давала ясного и недвусмысленного согласия на арбитраж, а потому Постоянный третейский суд в Гааге вообще не должен был рассматривать этот спор. Россия доказывала, что ДЭХ, на основании которого судились бывшие акционеры ЮКОСа, применялся ею временно, но за исключением тех положений, которые противоречили российским законам и, соответственно, не могли применяться. Причина такой трактовки — ограничительная оговорка, которая, по мнению российской стороны, содержится в ст. 45 договора и выражается в конструкции to the extent that such [provisional application] — «в той степени, в которой такое [временное применение]». Одним из таких неприменимых положений в силу противоречия национальному законодательству, по версии России, была статья ДЭХ о передаче спора в международный арбитраж. По российским законам споры в области публичного права (проистекающие из действий государства, например в области налогообложения) могут быть рассмотрены только в российских судах.

Российская сторона также утверждала, что в ходе арбитража в 2005–2014 годах истцы намеренно скрыли от третейского суда важную информацию о методах присвоения контроля над ЮКОСом в 1990-х годах. По ее мнению, приватизация нефтяной компании проходила с нарушениями закона. Доктрина «чистых/нечистых рук» требует от Верховного суда Нидерландов отказать в исполнении арбитражных решений.

К тому же, Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum, за которыми стоят бывшие российские олигархи (Невзлин, Брудно, Дубов и др.), были не вправе пользоваться механизмом защиты инвестиций по ДЭХ, поскольку они были фиктивными иностранными инвесторами — офшорными компаниями-пустышками, все время подконтрольными российским физическим лицам, говорилось в жалобе. Более того, Россия утверждала, что они ничего не вложили в российскую экономику, а только выводили из нее средства в офшоры, то есть даже не могут считаться «инвесторами» в понимании ДЭХ.

Российская сторона также подчеркивала, что на этапе арбитражного разбирательства свидетель со стороны истцов Андрей Илларионов (экс-советник президента России Владимира Путина, ныне критик российского политического режима) получил от бывших акционеров ЮКОСа «секретное» пожертвование в обмен на выгодные им показания. Такие злоупотребления противоречат публичному порядку Нидерландов, настаивает Россия. РБК направил запрос Илларионову.

Какие возражения были у судов против позиции России

Апелляционный суд Гааги в 2020 году не согласился с российской трактовкой ст. 45 ДЭХ. По его мнению, эта хартия применяется целиком, либо вообще не применяется (принцип «все или ничего»). В последнем случае, указал суд, государство должно сделать специальное заявление о том, что оно не может согласиться с временным применением — такую опцию ДЭХ предоставляет, но Россия в свое время не сделала такого заявления.

Верховный суд, в свою очередь, заявил, что Россия неверно толковала положения Энергетической хартии, на основе которых третейский суд в Гааге, присудивший победу бывшим акционерам ЮКОСа в 2014 году, имел право рассматривать это дело. «Из-за отклонения этих доводов из жалобы [России] решение апелляционного суда Гааги [принятое в 2020 году] по этим вопросам является окончательным», — подчеркнул Верховный суд.

В апреле 2021 года генеральный адвокат при Верховном суде Нидерландов (главный юридический советник суда) Пауль Влас пришел к выводу, что кассационная жалоба России по большому счету необоснованна, а арбитражные решения, которая она пыталась опровергнуть, — достаточно мотивированы. Он рассмотрел все восемь доводов российской стороны и счел, что ни один из них не способен опровергнуть решение о компенсации бывшим акционерам ЮКОСа. Поэтому Влас рекомендовал оставить в силе это решение.

Согласно закону о судебной системе Нидерландов, генеральный адвокат консультирует Верховный суд по текущим процедурам и его заключение является независимой рекомендацией суду, который вправе самостоятельно решать, следовать этой рекомендации при вынесении решения по делу или нет, пояснял РБК управляющий партнер московского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper Антон Именнов. Заключение генерального адвоката при Верховном суде Нидерландов «носит для суда лишь рекомендательный характер», подчеркивала пресс-служба российского Минюста. В итоге Верховный суд лишь частично прислушался к мнению юридического советника и направил дело на повторное рассмотрение в апелляционный суд.

Как экс-акционеры ЮКОСа пытались взыскивать активы России

Выиграв дело в третейском суде Гааги, бывшие акционеры ЮКОСа еще в 2015 году пытались арестовать российские государственные активы — они могли добиваться исполнения арбитражных решений в юрисдикциях 160 стран — участниц Нью-Йоркской конвенции. Дальше всего удалось продвинуться во Франции, где они сумели временно наложить аресты на активы России и ее структур на сумму €1 млрд. Однако затем бизнесмены свернули или приостановили все эти процессы на фоне новых судебных решений.

В мае 2020 года, после вердикта Апелляционного суда Гааги в их пользу, экс-акционеры ЮКОСа попытались арестовать алкогольные торговые марки государственного предприятия «Союзплодоимпорт» в Бельгии и Нидерландах. Но спустя несколько месяцев голландский суд снял эти обеспечительные меры. После этого попыток обратить взыскание на активы России в других юрисдикциях не предпринималось, говорил РБК источник, знакомый с ходом дела.

В 2020 и 2021 годах суды в США и Великобритании также заключили, что истцы пока не могут претендовать на обращение взыскания на суверенные активы России. Необходимо дождаться финального решения Верховного суда Нидерландов, постановили судьи. В пресс-службе GML в апреле 2021 года говорили, что если Верховный суд окончательно отклонит жалобы России, ее оппоненты смогут «немедленно возобновить процедуры принудительного исполнения арбитражных решений в этих юрисдикциях». Но Верховный суд отменил предыдущие решения, которые позволяли экс-акционерам «ЮКОСа» претендовать на взыскание.